Сунтарский анабасис. Якутия-2013.

Андрей.   Наталья.   Я, Сергей.   Пётр.

Подход.

Года два назад на гусятнике Петр на прощание написал мне на бумажке загадочное слово Сунтар-Хаята. Глянул хитро и сказал посмотри. Бумажку я выкинул пару месяцев назад, уже посмотрев фильм Марины Галкиной и прочитав дневник Валерии Глуховой. Благодаря поразительным пейзажам Sandro мы уже совершили воображаемое путешествие в долину Сунтара. Теперь нам предстоит побывать там наяву. Обе российские беды обрушились на нас по прилете в столицу Якутии и заставили скорректировать сроки заброски. Желдорэкспедиция припозднилась с доставкой снаряжения, а сильные дожди размыли федеральную трассу Колыма. Мы стартуем на три дня позже запланированного. Это время посвятили достопримечательностям Якутска. Любовались прекрасными якутянками, посетили музеи мерзлоты и мамонта, хомуса и этнографии, золота и алмазов. Мы бы посетили все шесть театров, но они оказались на каникулах. Один день потратили на поиск и осмотр ботанического сада. Но последнего я бы никому не порекомендовал, разве что, моциона для. Итак, назавтра запланирован старт, которого мы с нетерпением ждем.

Якутский университет.   Институт мерзлотоведения.  Драматической театр

28 июля. Подход-2.

Мы застряли. Стихия остановила нас за 30 км до цели. Стоим в Кубюме. С полсотни людей и десяток машин ждут, когда спадет вода, и переправа через брод будет возможна и безопасна. Среди них трое путешествующих мотоциклистов из Новой Зеландии, женщина и двое мужчин. Машина с попутчиками, на которой мы должны были ехать по прилету, тоже здесь. Так что, задержавшись в Якутске, мы ничего не потеряли. Дорога от Якутска до Кубюме заняла сутки, включая шестичасовое ожидание паромов. Сама переправа как через Лену, так и через Алдан занимает по часу. Наш водитель Николай азартен и неуступчив. В очереди на паром распихивал всех и оказывался в призовой тройке. На трассе он обгонял всех, вырываясь вперед в плотной туче пыли. На многих участках имеются знаки ограничения скорости 60, 30, 20. Может быть, Николай законопослушный и дисциплинированный участник движения, но спидометр ярко горел, освещая кабину спокойным зеленым светом, а стрелка уныло показывала на 0. И Коля неутомимо давил на педаль газа. Через сотню километров после Хандыги дорога стала горной. Лишь на одном участке Николай вспомнил, что у машины есть тормоза. Это Желтый прижим. Кто едет за адреналином могут проехать туда-обратно и возвращаться. Годовой выброс адреналина осуществится при взгляде организма на дно 300-метровой пропасти. Дорога активно ремонтируется целой механизированной армией строителей. Грунт насыпают буквально под колеса проезжающих автомобилей. Мне показалось, что запах золота на дорожном строительстве посильнее, чем на приисках. Доходное это дело - ремонтировать дороги в России! Пробившись через тесные хребты, дорога выходит на Оймяконское нагорье, горы отступают. И вот, в восьми сотнях километров от Якутска пункт заправки Кубюме.

Утро, Алдан, паром.  Николай, федеральная трасса Колыма, скоро горы.  Вертолет МЧС. Поиски пропавшего туриста.

29 июля. Всадники становятся пехотой.

Вчера счастливый случай явился в образе Урала МЧС. Нас перевезли через поток и доставили до моста через Сунтар. Георгий, попутчик, опытный турист из Якутска, облазивший все здешние горы, предупредил нас, что в километре от моста на Сунтаре есть непроходимый вверх 20-тикилометровый каньон. Мы засомневались, а зря. Сегодня, пробившись до обеда на тройку километров, мы уперлись в скалы по обоим берегам. После обсуждения вариантов принято решение переквалифицировать водный маршрут в пеший. Бросим лодки и всё, что нельзя отнести к категории необходимого. Впереди три недели пешей жизни.

Переправа через р. Кубюме.  Мост через Сунтар.  Начало каньона на Сунтаре.

30 июля. Дождь, горы, река.

Взяли в рюкзаки то, что унесем, остальное оставили в лагере на три недели. Сборы проходили под дождем, который начался ночью и не прекращался весь день. Немного поплутав, двинулись вверх по долине. Местами дорога пролегала по ровной сухой мшисто-каменистой поверхности, иногда приходилось преодолевать болотца или продираться сквозь тесно растущие лиственницы. В пути теряли и набирали высоту. Река шумела слева в каньоне. Идти тяжело, выходной вес в районе тридцатника. К вечеру вышли к реке и выбрали живописное место для стоянки. Скальные стены каньона уходят за поворот, вода с ревом пенится в пороге, недалеко от берега есть лужайка для палаток. И если бы не дождь, я бы непременно расчехлил спиннинг и фотоаппарат.

Отбор продуктов в пешку.  Сунтар, каньон.  Лагерь в каньоне.

31 июля. Мокрый лагерь.

Дождь идет вторые сутки. Без пауз, без продыха. Река вздулась, со склонов текут ручьи и водопады. Со стены напротив лагеря в реку с грохотом падают целые скалы. Сам лагерь затопили ручьи, для защиты палаток роем ирригационные канавы. Сегодня решили стоять. Идти по скользким камням под потоками воды даже не противно, а мерзко. А тут обжитой, хотя и полузатопленный лагерь. Заключаем пари на сколько зарядила непогода день, неделя, месяц? Целый день новоселья. Сначала кухню ручьи превратили в озеро с островком очага. Сварили обед и перенесли тент с костром на взгорок посуше. Затем подтопило нашу палатку переселились повыше. А затем темп подъема уровня воды в реке стал пугающим, и обе палатки переместили в безопасное место. Дождь к вечеру стих, за ужином любовались стволами деревьев, которые несет река.

Молодило на утесе.  Ветка лиственницы.  Каньон на Сунтаре, наводнение.

1 августа. Пешка, день второй.

Сегодня, в 99-ю годовщину начала Первой мировой, Петр соорудил на обед суп, которому дал название Брусиловский прорыв. Сам я ограничился тем, что похлебал бульончик и не смог полностью оценить симфонию вкусов и пикантность ингредиентов блюда, но осмеливающиеся на глубокую дегустацию лишались не только языка, но и зубов. Но давайте будем соблюдать хронологию. Сегодня не нашлось повода продлить дневку, поэтому утром выступили из затопленного лагеря. Через пару часов хода каньон на Сунтаре закончился, а после обеда мы наткнулись на вездеходку, которая идет параллельно реке. Шагать стало веселее. На стоянку вышли к Сунтару. Мутный поток, напоминающий Сунжу в Грозном. Уровень воды в реке медленно понижается. Для готовки и питья ищем чистые ручьи. Грибы встречаются в изобилии, но пока мы без рыбы.

Нанесенный плавник.  Ручей в болоте.  Разбиваем лагерь.

2 августа. Пешка. День третий.

Сегодня опять шли по вездеходке. Жарко, шпарит солнце. Дорога весьма заболочена, но пройти можно, трясина встречается редко. В отсутствии дождей уровень воды в Сунтаре продолжает падать, но мутность остается сильной. Зато много ручьев с прозрачной водой, возле которых мы останавливаемся на обед и ночлег. Извините за краткость: устал и засыпаю.

Облака над долиной Сунтара.  Сунтар.  Сунтар, Наташа, палатка.

3 августа. Пешка-4 и Нежданное озеро.

Опять чавкали по дороге. Она большей частью проходит по заболоченной низине, спрямляя петли реки. Иногда удаляется от нее на пару километров. Из-за прошедших дождей степень топкости дороги изрядна, но по ней идти удобней чем по бездорожью. Везде видны следы пожаров: горелый мох, горелые лиственницы. На ночлег вышли к красивому озеру, с высокого берега которого открывался чудный вид на цепь горных вершин. Озеро мы назвали Нежданным. Выловили щучку, которую Андрей с Петром подали к ужину зажаренной с пюре.

Наполненные водой колеи вездеходки.  Заболоченная низина.  Вечер на Нежданном озере.

4 августа. Стояние на озере.

Утром внутренний голос, сославшись на погоду и усталость, посоветовал нам задержаться на озере. Мы ему вняли. Релаксация, рыбалка, сбор ягод и грибов обязательные удовольствия дневок. На ужин сочинили ризотто с маслятами. А к десерту пришли гости. Пятеро туристов из Комсомольска, увидев с реки дым нашего костра, пришли посмотреть на людей. Они с 16-го июля поднимались по Терях-Юряху, сплавлялись по Угамыту и Сунтару. А дальше их путь лежит по Индигирке в Усть-Неру. Поделились впечатлениями о дождливой Якутии, снялись на память. А дальше им вниз, а нам вверх.

Пейзаж с передним планом и "сочными" цветами.  Маслята на костре.  Наши гости - туристы из Комсомольска.

5 августа. Нормальные герои всегда идут в обход.

И сегодня дождик не обделил нас вниманием. Мы покинули озеро и похлюпали по дороге. Идти стало легче: то ли мы окрепли, то ли рюкзаки осунулись. К обеду подошли к протоке, вытекающей из южной оконечности озера Чонкучах. Это она в нормальную воду

вытекает из озера. А сегодня Сунтар гонит по ней мутный поток в озеро. Ширина, глубина и мощность течения не оставляли надежды на переправу. Мы прошли вдоль протоки до озера и убедились в этом. Придется возвращаться на север и обходить озеро Чонкучах со стороны гор. Мы отшагали пару километров по дороге, затем свернули к светлому мшистому лесу, окаймляющему озеро, и встали на ночлег на его северной оконечности.

Наш лагерь на северной оконечности озера Чонкучах.  Живописная коряга на фоне озера Чонкучах.  Озеро Чонкучах.

6 августа. Звериными тропами.

Наш путь лежал по западному берегу озера. Кто-то протоптал хорошо набитую тропу, которой мы с благодарностью воспользовались. Когда миновали озеро, продолжили движение по мшистому лесу. После обеда вышли к притоку одного из озер. Перейти его вброд оказалось затруднительно: глубоко и сильное течение. Наташа организовала переправу, накидав стволов на узкое место ручья. Благополучно перебравшись на другой берег, двинулись дальше. Наша цель на сегодня одно из озер, последнее в цепи. Мы вышли к нему и были очарованы чистыми ягельными берегами, горами, отражавшимися в прозрачных водах. Петр предложил назавтра дневать и радиалить. Принято единогласно. Андрей с Петром к ужину раздобыли трех щук, и вечер закончился обжорством.

Ягельный берег.  Вечер на озере.  Вечер, озеро, мыс, отражения.

7 августа. Деревня Михалевка.

Вчера Андрей категорически заявил, что желает назвать нашу стоянку деревней Михалёвка. Доводы приводить отказался, но был непреклонен. Так тому и быть. После завтрака сходили на рыбозаготовку. Здешние щуки отличаются желтоватым мясом и отменным вкусом. А потом отправились на прогулку. Озеро вытянутое. С одной стороны его набережная вездеходка, с другой набитая звериная тропа. Торцы утопают в болотах. Обход озера занял 2-3 часа. Недалеко от стоянки неожиданно обнаружили почивший трактор с тележкой. На обед были уха и компот. Трех щучек запекли в фольге. К ужину ожидаются оладьи. Погода отменная: тепло, солнечно, по небу бегут редкие облачка. Пользуясь случаем набил около 4 гб фотографий. Будет что разбирать дома.

Облака среди травы.  Заблудившийся трактор.  Озеро, деревня Михалевка.

8 августа. На Угамыт!

Из Михалевки пошли по вездеходке, потом через лес по звериной тропе. Затем снова откуда-то вынырнула вездеходка. Через пару часов пути она свернула вниз, в долину Сунтара и пошла по сухой луговине. Идти одно удовольствие. И наконец, дорога уперлась в Угамыт, крупный левый приток Сунтара. Как мы и опасались, переправа оказалась слишком рискованным мероприятием. Вода в Угамыте довольно прозрачна, но хариус брать не хочет. Мы поставили лагерь, который станет на ближайшие 3-4 дня базовым, на Угамыте, в полутора километрах от устья, возле заброшенного стойбища. Прикинули число дней, количество еды, составили примерный план физкультурно-массовых мероприятий. Рано поужинали и расползлись отсыпаться.

Луг на подходе к Угамыту.  р. Угамыт.  Базовый лагерь на берегу Угамыта.

9 августа. И снова Сунтар.

Проснувшись, я воспользовался хорошим светом и сделал кучу удачных фото пейзажи утренних гор, остатки стойбища, перекаты Угамыта. До обеда мы сделали вылазку на Сунтар. Вода высоковата и не совсем прозрачна, но полтора десятка разнокалиберных хариусов мы натаскали. Это своевременно, учитывая наши скудеющие запасы. На Сунтаре нас застала гроза, и в лагерь мы вернулись подмокшими. Петр приготовил чудную похлебку, основными компонентами которой были рыба и сушеная картошка Гроховских. Посовещались и решили, что вместо того, чтобы карабкаться вверх по Угамыту к озерам, прогуляемся по Сунтару полюбоваться наледью. В устье Угамыт оказался переходим. После обеда мы с Наташей направились на фотоохоту за бурундуком. Попутно Наталья отыскала каменушку ягоду, о которой услышала от попутчицы на Колымской трассе. Напоминает черную смородину, но со смолистым вкусом. Ужин малосол, жареные маслята и рыба, пюре, карамель, семечки и брусничный морс.

Остатки стойбища на Угамыте.  Место впадения Угамыта в Сунтар.  Бурундук не увернулся от объектива.

10 августа. Вот так пикник!

Проснулись пораньше и в 8-30 уже выступили в путь. Перешли Угамыт в разбоях устья и довольно долго блукали в болотах в поисках вездеходки. Нашли ее между озер. Но на полпути надоело чавкать в болотах, мы свернули к Сунтару и продолжили движение вдоль берега. Через 7,5 часов после старта мы дошли до наледи. Это большое ледяное поле на противоположном берегу Сунтара. Нам пришлось перейти реку, чтобы дотронуться до наледи. Поразила структура льда, он состоит из тонких вертикальных ~ 10 см длины кристаллов, непрочно соединенных между собой. И все это в несколько слоев. Вдоволь наевшись льда, после основательной фотосессии, вернулись на свой берег и закусили: по запечённому хариусу, сухари, конфеты и вода из ручья. После чего встали на вездеходку и устремились в лагерь. Вездеходка подвела нас к Угамыту, который на этот раз мы перешли напротив наших палаток. Обратная дорога заняла 3,5 часа. Общий километраж прогулки 30 км. Ужин, чай, отбой.

Вид на долину Сунтара.  Брошенное стойбище.  Наледь на Сунтаре.

Наледь на Сунтаре.  Вечерние отражения. Озеро, Якутия.  Брод через Угамыт к нашему лагерю.

11 августа. Озеро Брусничное.

Вчера, возвращаясь с пикника, мы прошли вдоль озера, в котором буйно играла рыба. До озера от лагеря около 2 км, и после завтрака, надеясь на отменную рыбалку, мы пошли по вездеходке. Озеро красивое, один берег крутой, другой пологий. На берегу стоит избушка. Полно спелой брусники, что дало повод назвать озеро Брусничным. Сбор ягод и фотоохота оказались добычливее рыбалки, поэтому по дороге в лагерь бородатая часть команды завернула в устье Угамыта и наловила хариуса. Сделали малосол под последний спирт, запекли трех в фольге. Сейчас Петр с Андреем хлопочут у костра, на ужин будет жареная рыба.

Избушка на озере.  Пейзаж: озеро, горы, ветка лиственницы.  Сунтар в устье Угамыта.

12 августа. Последние подвиги.

Утром ребята пошли на восхождение ближайшей горки (1950 м). Я остался в лагере лечить ноги покоем. Пофотоохотился на суслика (бурундука), сходил на лужок поснимать коряги. К обеду вернулись восходители с кучей впечатлений и новой идеей. С горы они обнаружили на берегу Сунтара обнажившуюся линзу льда, очевидно, результат недавнего наводнения. Теперь мы попремся туда на поиски очередного мамонтенка. И это не лишнее, а то я уже одуреваю от оседлости.

Ну вот, вернулись с прогулки. Туда-сюда около семи километров. Поток высокой воды снес целый холм, обнажив 10-20 м мерзлоты. Она подтаивает и с шумом роняет в реку камешки. Упавшие лиственницы висят кроной вниз. А мамонтенка мы не обнаружили. На этом вылазки завершены. Завтра обратно.

Изгородь от медведей.  Обнажение мерзлоты.  Симметричный пейзаж.

13 августа. Угамыт Михалевка.

Утром свернули базовый лагерь на Угамыте и к обеду пришли на озеро, где стояли в Михалевке. На этот раз предпочли для ночлега восточную часть озера. Погода непривычная пасмурно и сильный ветер. Наловили щук, и на вечер дежурные анонсировали пир. А пока объедаемся спелой брусникой и слушаем музыку ветра на оттяжках тента.

Пасмурное озеро, Чаячий остров.  Андрей и Наташа.  Палатки.

14 августа. Возвращение, день второй, Михалевка оз. Нежданное.

Сегодня прошли путь, который ранее занял два дня. Из Михалевки мы пошли не лесом, а по дороге. Миновали безымянное озеро с избушкой на берегу и добрались до протоки из озера Чонкучах. Вода в ней упала более, чем на 2м и направление течения поменялось в сторону Сунтара. Мы без труда перешли протоку, пообедали и двинули по дороге мимо безымянного озера к тому, который мы нарекли Нежданным. Там нас ждала закладка продуктов на 3 дня, уютная стоянка с видом на горную цепь и ручей с чистой водой. Дождь, который шел весь день, к ужину стих, солнце осветило дальние вершины, повисла радуга. Получилось красивое завершение трудового дня.

Снова Нежданное озеро.  Готовка, сушка.  Горы освещены уходящим солнцем.

15 августа. Мокрый переход.

Дождь. С ночи до ночи. Сегодня прошли меньше 10-ти км. Когда хлюпает нод ногами, да еще поливает сверху, возникает смутное ощущение дискомфорта. К этому времени Наталья уже провалилась в промоину, повредила ногу и не возглавляла процессию. В авангарде шагал Петр и выполнял важную функцию, служил мерной вешкой. Когда углублялись в очередное болото, к Петру обращались мы пытливыми взорами. Мы на глаз оценивали выступающую над трясиной часть петрова тела. И когда она сокращалась до критической величины(1/2 от номинала), мы расходились по болоту веером в поисках обхода. Окончательно вымокнув, встали на уютной поляне у Сунтара. Надеемся, что за ночь он не выйдет из берегов и не затопит нас. Устроили сушилку с помощью нодьи, вкусный ужин и провозились с этим до темноты. По сырости я не стал расчехлять фотоаппарат, хотя сюжеты были. Попробую взять их завтра. До моста осталось два дневных перехода.

Тундра.  Болото.  Лиственница.

16 августа. Предпоследний переход.

Завтра вылезем из-под седла. Всем надоела пешая часть маршрута. Поэтому решили, не заходя в каньон, двигать к схрону. Сегодня опять дождь, хотя и слабее. Мы за день прошли нашу честную десятку по сравнительно комфортной дороге, но в одном месте угодили в топь и еле выбрались. Встали на высоком берегу безымянного и безрыбного, хотя и живописного подковообразного озера за 6,5 км до схрона. Дождик постепенно стихает, что дает надежду на перемену погоды. Чай приготовлен и выпит, через полчаса мы с Наташей будем готовить ужин.

Тундра и горы  Озерко в пойме Сунтара.  Тент и палатки.

17 августа. Дембельская работка.

Утро встретило солнцем. Предвкушение расставания с рюкзаком наполняло тело тихой радостью. Прошли по дороге пару километров, после чего она повернула к западу, карабкаясь на горки и уводя нас от встречи с лодками. Мы свернули с дороги и пошло по Азимуту. По гарям, болотам, взгоркам и чащобам. Когда пришел урочный час, возле бочажка пообедали. И снова двинулись к цели. Часам к пяти мы пришли. Лодки нас дождались, а с ними целая гора вкусного и интересного. Сейчас Андрей и Петр кудесничают на кухне, сочиняя достойный возвращения ужин. Я тоже, отложив блокнот, отправляюсь туда, греться и давать советы.

Якутия. Озеро ранним утром.  Петр варит компот.  Кедровый стланик.  Путь к Сунтару.

18 августа. Размышления перед бурной рекой.

С утра отправились осматривать каньон. Попутно собирали дары природы; брусника обильна, а вот грибы исчезли. После обеда осмотрели реку ниже стоянки. После непродолжительной дискуссии плыть отказались, рискованно. С такой скоростью потока мы еще не сталкивались. Вопрос носиться или проводиться перенесли на завтра. А сегодня к ужину из остатков муки Наташа испекла полсотни оладьев. Брусничный соус со сгущенкой гармоничное к ним дополнение. К ночи небо очистилось, и из-за противоположного крутого берега выползла луна, Наверное, чтобы пожелать спокойной ночи.

Каньон на Сунтаре  Молодило на краю каньона.  Скалы каньона на р. Сунтар.  Излучина каньона на р. Сунтар.

19 августа. Мост.

В споре отваги с благоразумием победила осторожность. Лодки, не спуская на воду, сунули в рюкзаки и отнесли к мосту. Передислокация обошлась в две ходки. Обедали уже на новом месте. Здесь произошла трогательная сцена встречи Наташи со своими ботинками, оставленными три недели назад на просушку. По мосту проходят редкие машины в ту и другую сторону. Значит, переправа через Кубюму действует. Рядом со стоянкой ручей с чистой водой, а Сунтар несет муть. К ужину стал накрапывать дождь. Это воспрепятствовало посиделкам у костра, на вряд ли помешает завтра прогулке по дороге к озеру Улу. А в пасмурной погоде есть и достоинства: ночи не такие холодные.

Финишный лагерь у моста.  Мост через Сунтар.  Мутные воды Сунтара.

20 августа. Прогулка к Улу.

Последний наш день на Сунтаре был ненастен. До обеда сходили к озеру Улу. Рыбы не поймали, зато сделали несколько фото через забрызганные дождем объективы. Горстка грибов дополнит ужин. По мосту за день прошло не больше пяти автомобилей. Путешествие заканчивается, Завтра к обеду за нами должна прийти машина, и мы покинем этот славный мир якутских гор.

Озеро Улу в дождливый день.  По дороге с Улу.  Мокрая дорога на Оймякон.

Мокрая дорога на Оймякон.  Шиповник на обочине.  озеро Мертвое.

21 августа. Приключения при выброске.

Вышли на мост и устроили ожидание. Оделись по городскому, поставили тент. Время убивали по разному: гуляли по дороге, кто-то учил неправильные немецкие глаголы. Потом достали карты и написали пулю. День клонился к вечеру. Стали ставить лагерь и готовить ужин. В сторону Кубюме поехал трехосный ЗИЛ. Тормознулись и поплакались. Нам вняли. Мы сняли лагерь, загрузились в кузов и через 10 км были у моста через Терях-Юрях. Один пролет моста смыло наводнением, посреди реки застрял бензовоз. Никита, наш водитель, дал свой спутниковый телефон, по которому Петр связался с Михаилом из Якутска и согласовал нашу встречу в Кубюме со светлой газелью и водителем Ильёй. Никита, видя нашу тревогу, пообещал доставить нас в Кубюме. Итак, природный катаклизм в виде наводнения против сообщества добрых людей. Я ставлю на второе. За это и тяпнули на ночном ужине, освещаемым парой фонарей и тусклым отблеском костра.

Прощальное общее фото.  Мост через реку Сунтар. Якутия. Хребет Сунтар-Хаята.  В ожидании машины.

22-23 августа. Приключения Часть вторая.

Ночью пошел снег. Горы в свежем снегу очень поэтическое зрелище, но рифма не шла. Вылезать из палатки под снег с дождем занятие мерзкое, но необходимое. Нельзя терять шанс выбраться из западни. Никита, примчавшийся на ЗИЛе-130 на помощь застрявшему другу, прихватил и нас. Теперь он уговаривал оператора скреппера Сергея перетащить нас на буксире через Терях-Юрях. Тот упирался, ругался и не хотел рисковать. Переговоры растянулись часа на три. Наконец Сергей переехал на своем монструозном агрегате на наш берег и стал выправлять русло, соскребая неровности и засыпая щебенкой глубокие ямы. Потом подцепил на трос ЗИЛ, в кузове которого разместились автомобиль Дяди и наши рюкзаки. Сам переезд реки выглядел драматически, но закончился благополучно. Сергей, ликуя, кричал Кто следующий?! Но больше смельчаков не отыскалось. А нас посадили в салон легкового авто в кузове, включили музычку и довезли до р. Кубюме. С помощью Урала мы преодолели и этот рубеж и оказались на АЗС Кубюме. Здесь мы распрощались с добрыми людьми, которые нас выручили. Дядя поехал во Владивосток, тренировать мальчишек (вольная борьба). Никита и племянник, Александр домой, в Оймякон. А мы стали ждать свой транспорт, белую газель и Илью. Дождались. Илья оказался азартным охотником, в салоне валялась пара куропаток, по полу катались гильзы, патроны и оптический прицел, а на переднем сиденье уместилось ружье, в обнимку с котором я ехал первые пару сотен километров. Вначале Илья больше смотрел по сторонам, выискивая дичь, чем на дорогу. Но вскоре на него напала сильная сонливость. От природа неширокие глаза не позволяли надежно отличить, прикрыты они или закрыты? Приходилось проводить у него перед лицом растопыренной ладонью. Раз десять он останавливался и бегал вокруг машины чтобы проснуться. А во время движения мы с Петром его поочередно будили. В самых опасных местах он порывался остановиться, чтобы мы могли полюбоваться видами пропасти. Вероятно, он принял нас за экстремалов. Но мы уже были сыты засыпающим водителем на горном серпантине и просили его не утруждаться щекотать нам нервы пейзажными сценами. Надо отдать ему должное (кроме платы за проезд), после ночевки перед паромом через Алдан Илья пришел в норму, и дело пошло на лад.

Бензовоз на трассе "Колыма" Якутск - Магадан  Вершины в снегу.  Речка.

Старый мост на трассе "Колыма".  Дорога Якутск - Магадан.  Трасса Якутск - Магадан, Желтый прижим.  Наша "Газель" и Илья между Черным и Желтым прижимами.

Через 30 часов после старта в Кубюме мы были в Якутске, у себя в гостинице. Завтра в полдень летим домой.